ТЕРПЕТЬ ИЛИ УЙТИ?

3

С будущим мужем Сергеем мы познакомились рано – мне тогда было 16 лет, а ему 24. Это произошло на дне рождения у подруги, Сережу туда привел ее брат. Все произошло банально – он проводил меня до дома, а потом начались звонки. Ухаживал он очень красиво: оставлял под дверью букеты моих любимых желтых роз, дарил маленькие приятные подарки, мягкие игрушки… Сережа всегда казался мне красавцем-мужчиной, глыбой, за которой я могу укрыться в любой момент.

Моей маме он совсем не понравился, оно и не удивительно – у Сережи восточная внешность, у него мать татарка. Мама постоянно твердила мне, что он всегда будет любить себя больше, чем меня, и что мы с ним не пара. С отцом тоже было тяжело. В общем, с родителями у меня на тот момент отношения совсем разладились, поэтому я была только счастлива, когда Сережа предложил мне жить вместе. Несколько лет мы жили в гражданском браке, и я до сих пор считаю, что это были лучшие годы всей моей жизни. В то время я была уверена, что мы проживем до старости душа в душу и умрем в один день. Все изменилось, когда я забеременела, и мы решили узаконить наши отношения. После символической свадьбы (моих родителей мы на нее не позвали по Сережиному настоянию), муж стал вести себя по-другому, начал сильно ревновать, старался контролировать каждый мой шаг. Это, наверное, странно, но в тот момент я даже радовалась этому, ведь это был показатель его любви ко мне: если ревнует – значит безумно любит. Я даже хвасталась этим перед своими подругами.

Когда мы жили в гражданском браке к нам часто приходили гости: и мои, и его друзья. Но после того как я забеременела, Сережа каким-то образом отвадил их всех от нашего дома, а я и не замечала этого, слишком его любила и готова была делать все, что он попросит. Думала, что он просто хочет, чтобы мы чаще были вдвоем, точнее втроем (с нашим еще не родившимся малышом). Но все оказалось совсем наоборот: он стал часто уходить из дома, оставляя меня одну в 4-х стенах, а приходил поздно ночью или под утро навеселе. Я стала выказывать ему свое недовольство по этому поводу, и однажды доигралась – на 6-м месяце беременности он меня очень сильно избил. Знаете, многие женщины рассказывают, что у них все начинается с пощечин, толканий и прочего, а меня муж решил, наверное, таким образом ошарашить. Бил он почему-то в основном по лицу. Помню, что пошла кровь из носа, и я чувствовала ее вкус во рту, и что очень болела голова, а в мыслях было только одно: только бы он не бил в живот… Потом я потеряла сознание – наверное, от нервов. Когда пришла в себя, он стоял надо мной с нашатырным спиртом. Лицо было очень испуганное, наверное, от страха он и протрезвел заодно. Стал очень сильно извиняться, мол, не знает, что на него нашло, укоризненно говорил, что это я виновата – довела его, бедненького, своими ворчаниями, и что больше он никогда не будет делать такого.

Конечно, я его простила! Первый раз все женщины прощают – спросите любую. Кроме того, я думала, что когда родится ребенок, он уж точно не будет меня трогать при нем. Это потом уже выяснилось, как сильно я ошибалась. Правда, затишье действительно наступило: я родила сына Дениску, и все, казалось бы, стало как прежде – такая себе тихая семейная идиллия. Он даже пить перестал на время, задаривал сына подарками, с работы приходил сразу же, друзья-собутыльники на время отошли на второй план. А когда Дениске исполнилось 4 месяца, все повторилось.

Как-то я гуляла с коляской на улице и вдруг почувствовала себя очень плохо: закружилась голова, и меня замутило. Прислонилась к столбу, чтобы немного прийти в себя. Тут подошел какой-то мужчина и поинтересовался, не нужна ли мне помощь. Мне было так плохо, что я попросила его довести меня до дома. Он подхватил меня под одну руку, другой взял коляску и так довел нас до самой квартиры. Когда Сережа открыл дверь и увидел нас и этого мужчину, я сразу поняла, что беды не миновать. После того, как мы с Дениской зашли в квартиру, он со мной не разговаривал, просто взял кое-какие вещи и молча ушел. Помню, что в ту ночь не находила себе места, обзвонила всех его друзей-знакомых, и даже родственников, которые и не догадывались о его проблемах с алкоголем. Но Сережи ни у кого не было, никто не знал, где он. А объявился он только на вторую ночь, и первое, что сделал с порога – ударил меня с размаха. В принципе, я была к этому готова, поэтому даже шока не испытала. Последующие несколько часов помню смутно, они прошли для меня как в аду.

Не буду вдаваться в подробности, просто потому, что сама не хочу вспоминать, но результат такой: сотрясение мозга, сломанный нос и два ребра. Но, пожалуй, больше всего пострадала душа. До сих пор больно и обидно вспоминать все, что было. Как это было унизительно, нечестно. Слава богу, что Дениска был еще слишком маленький и не помнит всего, что произошло. Наверное, после этого случая я должна была стопроцентно уйти от мужа, но я не ушла. Потому что после скорой (где я сказала, что упала с лестницы, просто потому что было ужасно стыдно признаться, что меня избил муж), его опять будто подменили: лежал в ногах и умолял остаться, клялся, что сделал это только из-за безумной любви ко мне, потому что приревновал. Я решила дать ему еще один шанс. Но следующие побои не заставили себя долго ждать, я даже старые раны еще «зализать» не успела. На этот раз причины были другими – не так борщ сварила, за ребенком плохо смотрю и т. д. Бил он уже не так сильно: то пощечину отвесит, то толкнет об стену (правда, теперь все сопровождал оскорблениями), то дурой обзовет, то проституткой, и всегда все по пьяни. С тех пор алкоголь ненавижу лютой ненавистью. В общем, терпела еще полгода регулярных побоев. И, наверное, терпела бы и дальше, но однажды на глаза попалась какая-то передача про насилие в семье, в которой психолог очень подробно и доходчиво объясняла, какие последствия ждут деток, которые выросли в семьях, где побои – норма. И я настолько впечатлилась тогда!.. Вот не знаю почему. Казалось бы, почему это не случилось тогда, когда головой о стенку били? Так нет же, только передача мне глаза и открыла.

Я глянула на своего Дениску, которому на тот момент уже был почти годик, и, не раздумывая, стала собирать вещи. На столе перед уходом оставила записку со всеми обвинениями, объяснениями и просьбой никогда нас больше не искать. Когда мы с сумками приехали к моим родителям, с которыми я не общалась достаточно длительное время, у них был шок. Они ведь даже и не подозревали, в каком аду мне пришлось жить. Но, слава богу, они все поняли и приняли меня назад. Я очень боялась, что после того, как мы уйдем, муж станет терроризировать меня и родителей. Но, как ни странно, все произошло как раз наоборот. У него ведь оказались развязаны руки, и он полностью отдался своей единственной и страстной любви – водке.

Сейчас я не знаю, что с ним и где он, моему сыну уже 4 годика, я наконец-то нашла мужчину, который любит и ценит меня и заботится о Дениске, как о родном сыне, – для меня это самое лучшее его качество. За все это время я ни разу не пожалела, что ушла от мужа. Понимаю, что сравнительно легко отделалась, ведь многих других женщин мужья преследуют и после развода. Но даже если и так, поверьте, намного лучше уйти от него и отбиваться, чем сидеть в бездействии и терпеть унижения и побои. Только сейчас я уже, так сказать, умудренная опытом, могу точно сказать – оскорбления и рукоприкладство нельзя прощать никому, и уходить надо сразу же после первых побоев, потому что они обязательно повторятся. Не допускайте этого ни в коем случае.
Источник

Загрузка...