Брошенная жена: «Вернувшись из отпуска, я узнала, что семьи больше нет»

7

Я не спрашивала, кто из них первым шагнул в эту пропасть. Какой в этом прок? Только все время разбирала себя на атомы и разглядывала их со всех сторон. Что??? Что во мне не так? Почему десять лет мы прожили душа в душу, в любви, уважении и согласии, и это оказалось так легко перечеркнуть двумя неделями?

Все должно было быть,  как всегда. Лето, солнце, отпуск, море. Десять лет из года в год — одно и то же. Только дети на фотографиях взрослеют, и пейзажи на заднем плане меняются. Но вдруг что-то  пошло не так. Сначала сорвался отпуск. Кому какое дело, что у нас ожидания, предвкушение и отдых оплачен еще в феврале? У директора – «горящие» планы  и авральная ситуация.

Потом – сломалась машина. Внезапно, всерьез и надолго. Встала ровненько посредине дороги, уперлась колесами в землю, чихнула звучно напоследок и приказала готовить много денег.

На оставшиеся сбережения я собрала чемодан, двоих детей и мы поехали к морю втроем, а муж остался метаться между работой и автосервисом.

Море было так себе

Анапа – это вам не Тенерифе. Провода, тянущиеся над галечным пляжем и душ по расписанию. Мы честно старались делать вид, что все удалось, но смотреть друг другу в глаза почему-то избегали. Старший не расставался с планшетом даже на пляже.

Младшая постоянно вспоминала, как хорошо было на отдыхе раньше, вместе с папой. А я каждый день давала себе слово  заработать денег и на осенних каникулах вырваться всем вместе куда-нибудь хоть на неделю. Возвращение домой было самым радостным и светлым событием.

Но оказалось, что дома больше нет

И семьи больше нет. Что мы – это никакие не мы, а жалкие обломки в океане печали.

Все настолько банально и нелепо, что даже рассказывать стыдно. Не вспышка, не молния, не фейерверк. Не роковая женщина, перед которой любой не устоял бы. Хорошо хоть, не лучшая подруга.  В одном повезло.

Жена его приятеля. Зашла разок-другой проведать. Сначала – только на кухню. Потом – в ванную, попудрить носик. Спальня, видимо, попалась им на пути совершенно случайно.  Я не спрашивала, кто из них первым шагнул в эту пропасть. Какой в этом прок? Только все время разбирала себя на атомы и разглядывала их со всех сторон.

Недостаточно пылкая любовница? Не очень покладистая жена? Может, как мать его детей не подхожу по параметрам? Что??? Что во мне не так? Почему десять лет мы прожили душа в душу, в любви, уважении и согласии, и это оказалось так легко перечеркнуть двумя неделями?

Соперница, победительница, стер…

Пока я запивала таблетки валерианы сердечными каплями и по ночам сгрызала гелевые ногти под корень, чтобы не пугать рыданиями детей,эта женщина успела выставить за порог своего мужа. Освободила, так сказать, место для новой любви. В то время,  как я подавала заявление на развод, она ходила по моему дому, прикидывая, как лучше поделить чужое имущество.

В день, когда мы с отцом моих детей сидели в кабинете судьи, она сидела в ресторане, отмечая свою победу лучшим шампанским. Так, по крайней мере, рассказали мне наши «преданные» общие друзья.

Общие дети сделали процедуру развода небыстрой. Почти бывший муж переехал в тот дом. Но незадолго до конца срока, данного для примирения, что-то у них не заладилось. Он стал заглядывать в наш дом  по якобы неотложным делам. Свекровь впервые за десять лет достигла полнейшего взаимопонимания с моей мамой и между появлениями мужа они в унисон затягивали свое «а может быть…», «а если бы…».

Меня сломило не это

Не страх безденежья. Не перспектива возвращения на родительскую жилплощадь побитой собакой, поджавшей хвост. Стена, которой я себя отгородила от всей этой грязи, рухнула в тот момент, когда старший, вцепившись в мои сжатые кулаки, умолял не рубить сплеча и подумать о нашей Машке, для которой папа – почти что бог.

Оказалось, что переступить через гордость — можно. Даже на свинцовых, негнущихся ногах. Можно снова смеяться, глядя на понимающие ухмылочки все тех же «лучших» друзей. Можно не вздрагивать каждый раз, когда его испачканные чужим запахом пальцы касаются кожи.  Только память запереть нельзя. Она настороже каждую секунду. Затаилась и наблюдает. Прислушивается. Принюхивается.

Я убрала круги под глазами. Сделала новые ногти и перманентный макияж. На всякий случай. Чтоб если вдруг – не выглядеть глупо с потеками туши. Я даже губы в улыбке научилась растягивать почти искренне. Вот только иногда очень хочется вцепиться в него этими самыми новыми ногтями и спросить тихим шепотом, стоила ли она того. И я не знаю, как долго сумею сдерживать это желание.

Лера Величкина
Источник

Загрузка...