6 причин, почему мы иногда такие дуры

8

Наши читательницы – очень умные девушки, безусловно. И именно потому, что они умные девушки, они иногда подходят к зеркалу, открывают рот и говорят «Господи, что ж я такая дура-то, а?!»

Мы тут сами прелесть, какие дурочки. В смысле ужас, какие дуры. Иногда. Так что тебе теперь незачем ломать голову над собственной дуростью – мы уже выяснили, в чем дело.

Ой, я ничего не трогала, оно само!

Женщина и техника – вещи несовместимые, это всем известно. Остается загадкой, правда, почему мультиварка, кухонный комбайн, сушильная и стиральная машины, а так же пылесос с функцией глажки шнурков в наших руках никогда не капризничают. Разве что внезапно взрываются. Но вот компьютеры и автомобили – темный лес. Решительно невозможно взять и разобраться, что там к чему. Во-первых – потому что незачем увеличивать энтропию, нарушая раз и навсегда заведенный порядок: мальчики чинят технику и чувствуют себя рыцарями. Во-вторых, оно же живое. Ну, машина – точно живая, да-да. Боязно лезть маникюром в ее непостижимые кишки.

Идея…. И де я нахожуся?!

Топографический кретинизм – наше все. А навигаторы – зло. Потому что когда смартфон переворачиваешь, карта не переворачивается, блин! Вот и блуждаем в трех соснах. Если серьезно, то ученые убеждены – когнитивная карта (тот самый навигатор в голове) формируется в детстве. И если ты предпочитала рисовать принцесс и проводить время в беседке с куколками, то увы. А если гоняла по полям в «казаки-разбойники», и собирала головоломки и конструкторы, то нет у тебя никакого топографического кретинизма. То есть, его вообще нет. Нам просто лень карту читать. Проще запомнить, что вот тут зелененькая церковь стоит – отличный ориентир.

А Слава Труду – вообще не человек!

Поразительно, но факт: золотая медалистка, краснодипломница и вообще умница может внезапно открыть рот и изречь что-нибудь вопиющее.  Спрашивается, как можно быть такой дурой? Очень просто. Это обратная сторона медали под названием «многозадачность». Мы умеем делать несколько дел одновременно и думать обо всем сразу. Но если задач становится слишком много, автопилот выхватывает из потока информации то, что успеет. И выдает, кстати, так же. Так что мы порем чушь тогда, когда нам вообще не интересно разговаривать, у нас в этот момент насыщенная внутренняя жизнь, да.

Эври найт ин маай дрииимс…

Птичку жалко. И котика. И того утопленника, которому Оскар не дали. Ну, ладно, это еще как-то можно объяснить, но зачем, зачем рыдать, если порвались любимые бусики? Ну смысл так убиваться на ровном месте? Pics на это имеет сказать: вот бы у некоторых на месте извилин такое ровное место было – глядишь, поумнели бы. Когда у нас вообще хоть что-то было ровно? Сплошная гормональная буря же внутри. Девятый вал буквально.

Граждане, он меня сукой обозвал!

Совершенно непонятно, почему Олимпийский комитет до сих пор не признал видом спорта международную мужскую забаву «А ну-ка угадай, на что она обиделась». Это же какая зрелищная битва за медали была бы, а? Вместо этого нас обзывают дуррами, когда мы на вопрос «Что случилось?» отвечаем «НИ-ЧЕ-ГО!» и швыряем в вопрошающего табуреткой. Дурость? Натуральная. Но еще большая дурость – объяснять, что же все-таки случилось. Потому что можно полтора часа разжевывать, почему не надо говорить нам «Ути мой поросеночек», а потом все равно услышать «Ачотакова?» Табуретка надежнее.

Налево пойдешь – коня потеряешь..

Первый хоррор нашего детства. Кто, какое чудовище с воспаленным мозгом, какой маньяк и извращенец придумал сказочку про камень на распутье? Это же ужас какой-то. Нельзя просто так взять и принять решение, это противоестественно. Надо подумать с полчасика. И это если вопрос простой, типа «Какие трусы купить – красненькие или в цветочек?». Если вопрос чуть сложнее, думать надо дня три. Или пять. Дурость какая, казалось бы. А на самом деле – это просто нацеленность на процесс, а не на результат. Результат подождет, что ему сделается.

Источник

Загрузка...